Споср с дилетантом. Часть первая: Байкал

Перейти вниз

Споср с дилетантом. Часть первая: Байкал

Сообщение  Крайденко Роман в Пт 09 Окт 2009, 8:58 pm

Глава из книги «Химия, ядерная энергетика и устойчивое развитие» авторы: Чекмарев Александр Михайлович, Тарасова Наталья Павловна, Сметанников Юрий Владимирович. Думаю ее можно разбить на части и выкладывать, скажем, раз в неделю Надеюсь, авторы на нас сильно не обидятся за вольность обращения с текстом…
СПОР С ДИЛЕТАНТОМ
Часть первая: Байкал

Лучше быть сытым и здоровым, чем голодным и больным. Непобедимая логика этого утверждения не дает ни малейшей надежды на возможность ее оспаривания. Столь же бесспорные утверждения стараются использовать ныне многие защитники природы. Действительно, лучше исключить из жизни человека любую опасность. При этом возникает лишь один вопрос: сможем ли? Куда как безопаснее было бы не использовать автомобили: они — один из главных источников загрязнения наших городов, а аварии автотранспорта только в бывшем СССР уносили ежегодно до 60 тыс. человеческих жизней.
Да и самолеты лучше побоку. Они ведь падают, правда, реже, чем разбиваются автомобили, но результат практически гарантирован. Психология человека устроена таким образом, что редкие аварии с большим числом жертв вызывают больший страх, чем многочисленные мелкие. Вот и боятся летать несравненно больше, чем ездить на автомобилях, хотя степень риска (даже смертельного) во втором случае значительно выше.
Так и подмывает основать новое движение за полное уничтожение всех автомобилей и самолетов.
Но, уничтожая плоды цивилизации, не уподобимся ли мы домашней собаке, которую выгнали на улицу? Такая собака, привыкнув к домашнему уюту, чаще всего погибает. Человека, взявшего домой животное, а по¬том выбросившего своего друга за ненадобностью, должно назвать подлецом. Столь же определенно назвали бы мы человека, который утверждает, что можно отказаться от всех достижений цивилизации и оказаться, как та экс-домашняя собака, лицом к лицу с суровой природой, не защищенным от холода и жары привычными радиаторами центрального отопления и рефрижераторами.
К сожалению, в спорах о путях дальнейшего развития человечества все чаще и чаще приходится иметь дело с дилетантами. Отношение к дилетанту ощутимо меняется во времени. Это видно хотя бы из определений, данных этому слову в толковых словарях разных лет издания. Судите сами.
«Дилетант — охотник, любитель, человек, занимающийся музыкой, искусством, художеством не по промыслу, а по склонности, по охоте для забавы». (В. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, 1880-1882 гг.).
«Дилетант – человек, занимающийся наукой или искусством без специальной подготовки, имеющий только поверхностное знакомство с какой-нибудь областью знаний» (Толковый словарь русского языка/Под ред. Д. Ушакова, 1935 г.).
Всего за полстолетия дилетант превратился из бескорыстного любителя в человека поверхностного, неглубокого, короче говоря, верхогляда. Да еще и наукой занялся. Представляется, что в науке-то все дело. Пока дилетант не по промыслу занимался различными искусствами – он шел по разряду участников художественной самодеятельности, часто не очень высокого класса, но, по крайней мере, не приносящих большого вреда. Иное дело дилетантизм в науке. Тут от бездоказательных, мало аргументированных споров до ощутимого вреда один шаг. Один из наших известных поэтов попытался в своем прозаическом опусе реабилитиро¬вать дилетанта. Так что дилетант сегодня слово почти ругательное.
Спорить с дилетантом трудно. Ведь аргументы его основаны не на знании предмета, а на мнении, составленном на основании чьих-то вы¬сказываний о нем.
Дилетант обычно спорит, опираясь на идею, в которую он поверил (или защиту которой он считает для себя выгодой – такие случаи нередки). Его не интересуют научно обоснованные доводы, ученый спор, да и нет у него такой возможности, ибо знания его по предмету спора поверхностны. Чаще всего краеугольным камнем уверенности в своей правоте является высказывание какого-либо специалиста, ученого, которое со¬звучно устремлениям нашего героя. Но все дело в том, что ученые выска¬зывают различные, часто противоположные мнения о предмете их спора. Слепое же присоединение к одной из спорящих сторон может окончиться конфузом для такого союзника, ибо настоящие ученые, объективно рассмотрев аргументы противника, часто находят, что истина лежит где-то между ранее защищаемыми крайностями. А бездумные союз¬ники остаются на крайней, часто далекой от истины позиции. Найти же подтверждение любым своим идеям, выхватывая приглянувшиеся куски научного спора, очень просто.
Взяв на вооружение какую-либо определенную идею, дилетант стре¬мится укрепить свои позиции привлечением на свою сторону общественного мнения. И сделать это ему не очень трудно, ибо по меткому вы¬сказыванию В. Белинского: «Чем одностороннее мнение, тем доступнее оно для большинства, которое любит, чтобы хорошее неизменно было хорошим, а дурное – дурным, и которое слышать не хочет, чтобы один и тот же предмет вмещал в себя и хорошее, и дурное».
Легкость завоевания дилетантом симпатий многих людей не должна удивлять. Этот феномен хорошо объяснил русский философ и публицист, друг А.С. Пушкина Петр Яковлевич Чаадаев; «Болезнь одна лишь заразительна, здоровье не заразительно; то же самое с заблуждением и истиной. Вот почему заблуждения распространяются быстро, а истина так медленно».
А уж столкнуть дилетанта с занятой им позиции весьма трудно, ведь он сам выбрал то, что кажется ему истиной (не будем сейчас рассуждать о причинах выбора). Лев Николаевич Толстой в «Войне и мире» писал о том особом пристрастии (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом. Убежденность увлекает массы, тем более что речь идет о выборе оптимального пути развития.
А затем наступает черед опоры на общественное мнение. Заманчиво решать все сложные вопросы методом «прямой демократии», выяснени¬ем мнения большинства по любым, в том числе научно-техническим проблемам. Однако следует прислушаться к мнению польского писателя Станислава Лема, который писал: «Последствия «прямой демократии» (правление всех) были бы фатальны, поскольку большая (и притом возрастающая) часть решений оказывается выше уровня компетентности дилетантов».
Трудно поверить двум неспециалистам (одному – писателю, другому – академику, кому по положению больше пристало судить об объектах космических), когда они на страницах «Известий» заявляют:
«…миллионы сограждан – это не преувеличение, речь идет о милли¬онах – возмущены» работой по обоснованию необходимости поворота северных и сибирских рек. Не может это быть правдой по простой при¬чине – не могут миллионы сограждан грамотно разбираться в вопросах гидрологии. Не могут и не должны. Зато прекрасно можно понять беспокойство миллионов за судьбу родной природы, грубые и разрушительные вторжения в которую без должного обоснования и научного прогнозирования часто приводили к ужасным последствиям. Однако трудно не заметить, что многострадальный Арал без принятия чрезвычайных (может быть, не поворот рек – но несомненно чрезвычайных) мер продол¬жает гибнуть. А ведь это жемчужина природы и родной дом для многих людей.
Возмущение – это активная форма отрицания, а массы могут (и должны) сомневаться (помните: «Все подвергай сомнению») и искать разрешения своим сомнениям в обоснованных доводах специалистов. Отрицать же можно только на основании глубокого знания. Симптоматично, что на страницах газет начинают появляться статьи, подобные опубликованной в «Независимой газете» (22 февраля 2001 г.) «Центральной Азии не обойтись без рек Сибири?», в которой говорится: «Сенсацией стало заявление председателя Госкомводресурсов России г-на Михеева в январе 1994 г. в Нукусе, где проходила Международная конференция по проблемам Арала, что Россия совместно со странами Центральной Азии готова возобновить прерванную в 1986 г. работу по проекту подачи в ре¬гион Аральского моря части стока сибирских рек». Стоит подчеркнуть, то речь идет именно о части стока сибирских рек (не более 10-15%), а термин «поворот» был придуман противниками проекта, по большей части дилетантами для устрашения обывателей.
Стандартный прием дилетанта – говорить полуправду. Но полуправда – хуже лжи. Часто, очень часто убеждаешься в справедливости этих слов. К сожалению, этот испытанный прием – не говорить полной правды, умолчать о некоторых деталях, выпятить, тенденциозно подобрать другие – широко используют защитники природы, организационно оформленные и не оформленные «зеленые». Взять, к примеру, проблему Байкала. Кому не дорога судьба Великого озера? Общественное мнение готово выступить на его защиту. В этих условиях люди, мечтающие зара¬ботать на волнующей проблеме политический или любой другой капи¬тал, поступают очень просто. Они выбирают один объект – к примеру, Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК), и начинают массированное наступление на этот «вражеский» бастион. Так сказать, концентрация ударных сил – прием, оправданный военной наукой. При этом за кадром остаются сведения о том, что местные власти и наука мало заботились о своевременной замене и совершенствовании очистных агрегатов. «Забывают» обсудить проблему сбросов мебельного производ¬ства, на которое предлагают заменить производство целлюлозы и которое может оказаться более губительным для озера. Л. Леонов писал: «Лучшие сорта лжи изготавливаются из полуправды».
Вот некоторые цифры, приводимые В. Анисимовым в статье «Кто по¬может Байкальску» (Смена, 1993, № 2). Автор сообщает, что в 1991 г. в Санкт-Петербурге был выпущен сборник докладов и сообщений шесто¬го Всесоюзного Байкальского семинара, из которого можно узнать много любопытного. Так, оказывается, что 56 % серы, попадающей на водо¬сборную площадь Байкала, вылетает из заводских труб Ангарска и Черемхова. И только полтора (подчеркнуто авторами) процента дает БЦБК (а сколь отчаянный вопль доносился: сернистые выбросы БЦБК губят леса вокруг озера!). Его (БЦБК) антропогенное влияние на озеро в целом составляет всего около одного процента. Далее – еще интереснее: «Одна новосибирская научная организация провела исследование воды в рай¬оне комбината и обнаружила много ртути. Кто виноват? Ясное дело… Позже провели такие же замеры бельгийские специалисты: выяснилось, что отечественные приборы завысили показания в тысячу раз». А шуму было! Один маститый защитник озера на заседании правительственной комиссии заявил, что комбинат сбрасывает в воду соединения ртути. На недоуменный вопрос: какие? – он «со знанием дела» назвал меркаптаны. Но ученый-дилетант перепутал. Латинское название ртути – меркури – не имеет ничего общего с меркаптаном, соединением серы. Любопытное сопоставление сделал Г.К. Виногоров, пытавшийся (безуспешно) опубликовать свою статью «И Волга у нас одна» в ответ на опубликованную статью В. Распутина «Байкал у нас один» (Известия, 17 февраля, 1986).У одного из авторов была возможность прочитать статью Г.К. Виногорова в рукописи, где он, в частности, пишет: «Байкал имеет площадь водной поверхности (31,5 тыс. кв. км), почти равную суммар¬ной площади всех озер и рек Финляндии (32 тыс. кв. км). Но «страна озер» намного отстает от Байкала по запасам воды – в Байкале ее 23 тысячи кубокилометров, в Финляндии – не более тысячи. Но на этом аналогия, к сожалению, кончается. На Байкале только два комбината. В Финляндии 29 целлюлозных комбинатов, 30 бумажных, 16 картонных и 22 завода по производству древесной массы. Итого 97 предприятий. Они составляют основу экономики Финляндии, ее экспорта и благополучия.
В нашей стране производится немногим более 8 млн. т целлюлозы и 6 млн. т бумаги в год (данные на 1986 г.). Финляндия выпускает, соответст¬венно, 5 и 6 млн. т, т.е. почти столько же. И делает это, имея в 23 раза меньший запас воды и меньше леса, чем у нас на одном только Байкале… А кто-нибудь слышал, что финны губят природу?»
Сколько «зеленых» слез было пролито по поводу снижения веса ому¬ля, гибели рачка-эпишуры из-за отравления озера стоками Байкальского ЦБК. На поверку оказалось, что омуль «худел» и раньше – в 30-х и 50-х годах, что объясняется естественными колебаниями климатических факторов и естественным изменением водного стока в озеро. А специа¬листы по эпишуре не отмечают отрицательного влияния на нее сточных вод комбината.
Некоторые ученые мужи занялись математикой и подсчитали, что БЦБК загрязнил уже половину, а то и две трети воды Байкала. Однако, когда один из крупнейших японских банков захотел получать из Байка¬ла натуральную чистую воду, то она – эта вода – сразу была объявлена самой чистой водой на планете. В статье, посвященной этому вопросу (Известия, 13 августа, 1991), сказано буквально следующее: «Выступая недавно перед учеными иностранцами, директор Иркутского лимнологического института СО АН СССР Михаил Грачев сказал, что вопреки утверждениям «зеленых» и журналистов в Байкале не зарегистрировано исчезновение ни одного из 2000 эндемичных видов и что, несмотря на наличие локальных химических загрязнений, качественных изменений в озере пока не обнаружено». Вот тебе и отравление двух третей озерной воды!
Один из журналистов верно определил «побудительные мотивы» многих защитников: «В последние годы защитниками Байкала, благо это стало не только не опасным, а и престижным, громко провозгласили себя люди, которые прежде в сем замечены не были. Они «без особой дра¬ки попали в большие забияки». Получив депутатские мандаты, важные посты, «забияки» напрочь забыли о Байкале». Ясно, что подобное «благородство» свойственно не одним защитникам Байкала.
Совершенно очевидно, что безопасное для природы функционирова¬ние целлюлозных, бумажных и картонных комбинатов возможно. Об этом свидетельствует опыт Финляндии. Вот отрывок из газетной статьи: «Когда, например, строили завод сульфатной целлюлозы, местные «зеленые» подняли целую встречную волну протестов. А сейчас? Завод – его с гордостью называют «предприятием девяностых годов» – настолько чист, что даже самые ярые ревнители среды сменили гнев на милость» (Правда, 7 июля, 1989). Другой пример – статья «Форель и целлюлоза», которая повествует о безотходном целлюлозном производстве в Чехословакии (Правда, 31 июля, 1989).
Здесь уместно напомнить, что среди основных выводов ныне печаль¬но известной экспертной комиссии по вопросу об охране озера Байкал от загрязнений было сказано буквально следующее: «Обязать начальника строительства завода и директора под их личную ответственность не допускать спуска ни одного кубометра сточных вод в Байкал до того, пока работа очистных сооружений не обеспечит устойчивого и гарантированного состава очищаемых вод». Далее предписывалось сооружение резервных емкостей, постоянный контроль со стороны Гидрометеослужб, бассейновой, рыбной и санитарной инспекций, создание дополнитель¬ных резервов на случай перебоев в работе очистных сооружений. Комиссия настаивала на непрерывном совершенствовании технологических процессов (к примеру, опробование процесса отбелки целлюлозы кислородно-щелочным методом). Техническая возможность создания малоотходного целлюлозного производства доказана опытом Финляндии, Чехословакии и других стран. Вот на эти цели и направить бы кипучую энергию защитников природы. Тут работать надо, а ломать – не строить. Это можно быстро, но где потом брать бумагу для описания победы над производством, а в конечном счете – над цивилизацией.

Крайденко Роман

Сообщения : 24
Дата регистрации : 2009-07-29

Посмотреть профиль http://www.ftortechnology.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения